Большая наркополитика: успеть за 30 секунд

30 марта 2016

Автор блога: Даша Матюшина, Советник по реформированию политики

Вернувшись с 59-ой сессии Комиссии ООН по наркотическим средствам (КНС) больше недели назад, я все никак не могла собраться с мыслями и решить, что именно написать о КНС в рассылку ЕССВ. И ведь много интересного было на КНС – наша региональная сессия, прекрасная речь Славы Селларса на пленарной сессии, выступление Оли Пономаревой на сессии по проблемам женшин, употребляюших наркотики, и кулуарные обсуждения итогового документа UNGASS. Но чем поделиться в формате короткого блога? Что такового важного о процессах формирования международной наркополитики я узнала в Вене, и о чем непременно стоит знать тем, кто в Вене не был?

Расстановка сил все та же, что и 13 лет назад, когда я впервые приехала на КНС – Евросоюз за снижение вреда, Россия – против, США в целом «за», но отказываются снижение вреда называть снижением вреда. В прошлом году мы были счастливы услышать сильное выступление Латвии, бывшей тогда председателем Совета ЕС, в поддержку снижения вреда и необходимости соблюдении прав человека в контексте наркополитики. В этом году порадовала речь Чехии на пленарном заседании КНС, в которой четко изложено влияние снижения вреда на страновом уровне: тот факт, что в Чехии «очень низкие социальные и экономические издержки, связанные с употребление нелегальных наркотиков», правительство объясняет не тем, что Чехия – страна, «свободная от наркотиков», а целенаправленным внедрением программ снижения вреда. В выступлении Словении все разложено по полочкам – цитирую: «необходимо подчеркнуть, что опиатная заместительная терапия является самой изученной и успешной программой лечения [наркозависимости]»; цель декриминализации хранения небольшого хранения наркотиков, которую Словения провела еще в 1999 году, в том, чтобы «поощрить лечение» зависимости. Упомянуто снижение вреда и в пленарном выступлении Польши.

От стран региона, не входящих в ЕС, мы слов поддержки в адрес снижения вреда на пленарной сессии не услышали. Что, в общем, не удивительно в случае России и Узбекистана. Новый глава Агентства по контролю за наркотиками Таджикистана Шерхон Салимзода ограничился упоминанием усиления работы по «снижению … негативного влияния [наркотиков] на безопасность здоровья населения» как результата реализации национальной антинаркотической стратегии.

Зато на региональном круглом столе главы служб по наркотикам Украины и Беларуси говорили о внедрении программ снижении вреда и заместительной терапии на страновом уровне как о свершившемся факте. Заместительная терапия как реализация конституционных прав граждан. Сотрудничество с неправительственным сектором в рамках достижения целей национальной стратегии по наркотикам. Трудоустройство людей с диагнозом «наркозависимость» как индикатор эффективной работы муниципальных властей. То есть главные стратеги по наркотикам уже не сомневаются – снижение вреда работает.

Смогут ли страны региона противостоять жесткой негативной позиции в отношении снижения вреда, которую из года в год активно продвигает Российская Федерация? Я думаю, что смогут – особенно если будут выступать не поодиночке, а как единая региональная сила. Если возьмут за правило в каждой речи, которая звучит с высоких трибун, уделять хотя бы 30 секунд снижению вреда. За 30 секунд можно сказать о многом – снизилось ли число новых случаев ВИЧ среди потребителей наркотиков, насколько стало меньше смертей от передозировок, сколько людей получили доступ к заместительной терапии, как увеличился финансовый вклад государства в программы снижения вреда.

И здесь государствам нужна наша помощь. Мы не должны ждать от дипломатов, которые едут представлять страну на международных мероприятиях высокого уровня, что они эксперты по всем вопросам и что они сами вспомнят про снижение вреда при подготовке текста выступлений. Наша задача – напомнить, почему это так важно. Почему это поможет сформировать позитивный международный имидж страны. Предоставить несколько цифр. Подойти после выступления и поблагодарить – от лица сообщества, от лица гражданского общества. Поверьте, через три-четыре года дипломаты и чиновники сами будут связываться с вами перед КНС, чтобы проконсультироваться о том, как отразить ситуацию со снижением вреда в страновой позиции.

Это же относится и к обсуждению итогового документа UNGASS, которое проходило в Вене за закрытыми дверями. Нас, как гражданское общество, туда не пускают. Там только официальные представители стран. От региона слышно в основном Россию – с предсказуемой регулярностью протестующей против упоминания снижения вреда, против замены тюремного заключению лечением, против распространения налоксона в сообществе, против обучения населения по вопросам доступа к контролируемым препаратам для лечения боли. Радует, что это встречает сопротивление – хотя бы со стороны Украины. Но насколько больших успехов можно было бы добиться, если бы все присутствующие на КНС страны региона четко заявляли о презумпции здоровья населения и о том, что эффективность наркополитики измеряется не в тоннах конфискованных наркотиков, а в спасенных жизнях и сохраненных семьях.

Последние записи в блогах

Добавить комментарий

Plain text

  • No HTML tags allowed.
  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Lines and paragraphs break automatically.
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.